Главная / Публикации / Т.А. Пономарева. «Потаенная любовь Шукшина»

«Дай справку, что я умный...»

Из автобиографии В.М. Шукшина:

В 1956 году он (отец. — Авт.) посмертно реабилитирован...

Никто не обратил внимания на тот факт, что Шукшин отправился в Москву после того, как умер И.В. Сталин и наступила знаменитая хрущевская «оттепель». До сих пор Василий Шукшин кружил вокруг Москвы — то Калуга, то Владимир, то Подмосковье, но, увы, не Москва. Сыну «врага народа» негласно путь в стольный град был заказан. Но на волне всеобщей «оттепели» Василий Шукшин расправил наконец-то свои крылья, избавившись от постоянных атак, выпадов, окриков, унизительных допросов и требований предъявить «справку», что он, не в пример отцу, благонадежный.

Ох уж эти справки-справочки! И предъявлял он их, и сминал в гневе, и терял, навсегда возненавидев тех, кто это все придумал.

Но слово — это тоже поступок. Вспомните рассказ В.М. Шукшина «Миль пардон, мадам!», где невольно спотыкаешься о фразу Броньки Пупкова:

Я его, мерина гривастого, разок стукнул за это, когда сопровождал в ГПУ в тридцать третьем году.

Один из «Снов матери» начинался так:

— А это уж когда у меня вы были. Когда уж Макара забрали.

— В тридцать третьем?

Всю жизнь в сердце торчал «ножик», поворачивался там, причиняя нестерпимую боль. Мальчиком вынужден был отречься от собственного отца, носить фамилию матери, таиться потом, как дикий звереныш, загнанный в угол жестокостью времени.

В голодные-холодные послевоенные годы он покидал деревню «со справкой», но в любой момент могло высветиться клеймо — «сын врага народа».

На судьбе Шукшина можно убедиться, в назидание потомкам, в святой истине, увековеченной в древних писаниях: «И последние станут первыми». Эту истину нужно знать всем, кто любит властвовать, потому что однажды он может стать последним и ему придется держать ответ за свои неблаговидные, если таковые были, деяния перед теми, кто придет на его место.

Эти справки всегда мучили Василия Макаровича, не давали ему покоя, отравляли жизнь. Отсюда его «расправа» с бумагами в киносценарии «Я пришел дать вам волю»:

Нет, не зря Степан Тимофеевич так люто ненавидел бумаги, вот «заговорили» они, и угроза зримая уже собиралась на него. Там, на Волге, надо орать, рубить головы, брать города, проливать кровь. Здесь, в Москве, надо умело и вовремя поспешить с бумагами — и поднимется сила, которая выйдет и согнет силу тех, на Волге.

Государство к тому времени уже вовлекло человека в свой тяжелый, медленный, безысходный круг; бумага, как змея, обрела парализующую силу. Указы. Грамоты. Списки.

О, как страшны они! Если вообразить, что те бумаги, которые жег Разин на площади в Астрахани, кричали голосами, стонали, бормотали проклятия, молили пощады себе, то эти, московские, восстали жестоко мстить, но «говорили» спокойно, со знанием дела. Ничто так не страшно было на Руси, как госпожа Бумага. Одних она делала сильными, других — слабыми, беспомощными.

Или вот еще один выплеск — внутренний протест против всего, что творит с человеком эта самая бумажка — справка, в фантасмагории Шукшина «До третьих петухов»:

— Надо справку, — зло сказал Иван.

К ним еще подошли черти. Образовался такой кружок, в центре которого стоял злой Иван.

— Продолжайте! — крикнул изящный музыкантам и девице. — Ваня, какую справку надо? О чем?

— Что я — умный.

Черти переглянулись. Быстро и непонятно переговорили между собой.

— Шизо, — сказал один. — Или авантюрист.

— Не похоже, — возразил другой. — Куда-нибудь оформляется. Всего одну справку надо?

— Одну.

— А какую справку, Ваня? Они разные бывают. Бывает — характеристика, аттестат. Есть о наличии, есть об отсутствии, есть «в том, что», есть «так как», есть «ввиду того, что», а есть «вместе с тем, что» — разные, понимаешь? Какую именно тебе сказали принести?

— Что я умный.

— Не понимаю. Диплом, что ли?

— Справку.

— Но их сотни, справок! Есть «в связи с тем, что», есть «несмотря на то, что», есть...

— Понесу ведь по кочкам, — сказал Иван с угрозой. — Тошно будет. Или спою «Отче наш».

— Спокойно, Ваня, спокойно, — занервничал изящный черт. — Зачем подымать волну? Мы можем сделать любую справку, надо только понять — какую? Мы тебе сделаем.

— Мне липовая справка не нужна, — твердо сказал Иван. — Мне нужна такая, какие выдает Мудрец.

Всю жизнь сопровождали Шукшина эти справки — поначалу при поступлении в автомобильный техникум, потом в авиационное училище Тамбовской области («потерял по дороге»), затем — диплом, прописка в Москве, личный листок по учету кадров на киностудиях и т. д. и т. п.

Фантасмагория с современными реалиями. Не послушал встречного Медведя, предупредившего Ивана об опасности, отправляется Иван к чертям. Не послушал Иван и Илью Муромца, и встреча с чертями обернулась очередным унижением простодушного героя.

Он плясал и плакал. Плакал и плясал.

— Эх, справочка! — воскликнул он зло и горько. — Дорого же ты мне достаешься! Уж так дорого, что и не скажешь, как дорого!

И убедился Шукшин в конце жизни, что создателями «справочной» казуистики были черти!

Но внутренне он оставался верен кресту, обозначенному в начале пути металлической обложкой с распятием Сына человеческого. От дедов и прадедов досталась ему и молитва «Отче наш». Знал он ее тайную силу, да не мог тогда применить. Черти властвовали в храмах, а стражник пел старинные песни, потому что только в них продолжала жить хронология всех событий, происходящих с народом. Не мог Иван произнести «Отче наш», подчиняясь условиям, продиктованным временем и теми, кто властвовал над ним, оставив решать этот вопрос нам. А русские крестьянки, как и в другие времена, перед началом важных или кухонных дел не забывают до сих пор попросить помощи у ангела-хранителя и перекрестить пирог, подавая его гостям или собственным детишкам. Бабушка же или дедушка припомнят при этом еще и главную молитву:

Отче наш,
Иже еси на небеси!
Да святится имя Твое,
Да приидет царствие Твое:
Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.
Хлеб наш насущный даждь нам днесь
И остави нам долги наши,
Яко же и мы оставляем должникам нашим,
И не введи нас во искушение,
Но избави нас от лукавого!

Отечество наше на небесах. Не от того ль постоянно стремление человечества к иным мирам? Как повествуют древние писания, Земля дана людям для страданий, во искупление своих грехов, и отрезок этот в прохождении фаз развития Человечества называется Майя — иллюзия.

Известно, что Вселенная — живой самоорганизующийся, самосозидающийся организм, образующий нерасторжимое единство, где целое и малое объемлет творящий императив духа. Известно и другое, что русский космизм — явление всемирное, уходит своими корнями в далекое прошлое, в предания седых волхвов, явившихся с дарами к матери Христа Марии, что закодировано в древних ведических памятниках, в чистых языческих культах, в русской православной традиции, в светской духовности. Как утверждает наука, это проявлялось в сокровенном поклонении Живому Космосу, который охватывал небо и землю, подводное и подземное царства, родной очаг и мистическую постигаемую беспредельность, в глубоком почитании Отца Небесного и славословии Сынам Его. Связь с Космосом, или Богом, у русских людей выражалась в стремлении к воле и святости. Взрывая культовые храмы народов, властители любых стран и земель пытаются лишить людей исторической памяти, зависимости от вселенского мироздания, превращая в перекати-поле, которое может увести за собой любой поводырь. Не ведают они, что у истории свой ход, своя спираль, по которой со временем все возвращается на круги своя.

В XXI веке, возможно, раскроется тайна появления жизни на земле. Бог приближается к нам.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2018 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.