Главная / Публикации / Т.А. Пономарева. «Потаенная любовь Шукшина»

«Извини, я встаю рано, часа в четыре...»

Вскоре Шукшин приступил к постановке дипломной короткометражной картины «Из Лебяжьего сообщают», ставшей стартовой для молодого кинематографиста.

Тут стоит сказать о прекрасном актере Иване Рыжове, с которым Шукшин познакомился незадолго до дипломной работы. Казалось бы, случайная встреча, но она обернулась для двух разновозрастных людей долгим творческим союзом.

Иван Рыжов был старше Шукшина, но считал, что Василий Макарович научил его относиться серьезнее к своей профессии и вообще к искусству.

Они встретились в Киеве, где оказались вдвоем в двухместном номере. Когда Рыжову показали, с кем ему предстоит соседствовать, артист увидел высокого, поджарого человека в сапогах и потрепанном пиджаке, державшего в одной руке чемодан. Рыжов попытался помочь донести его и был удивлен тяжестью: как будто в чемодане находились кирпичи. В номере выяснилось, что чемодан Шукшина до отказа набит тетрадками.

— Давай сразу на «ты», — предложил Василий без всяких церемоний, как это бытовало среди деревенских жителей, если человек располагал к себе.

Рыжов принял условие соседа по номеру, услышав и то, что его по первости насторожило и обескуражило:

— Извини меня, я немного пишу, встаю рано, часа в четыре, но тебя будить не стану.

Рыжов, привыкший ложиться засветло, конечно, прохладно отнесся к поздним появлениям в номере соседа и подъему, чуть забрезжит свет, поэтому взаимоотношения их на первых порах не совсем складывались, были скорее даже напряженными.

Через две недели Иван Рыжов увидел две стопки тетрадей на гостиничном письменном столе — одни исписанные, другие чистые. А тут, как будто нарочно, Шукшина как раз и увезли на съемки на несколько дней, и Рыжов не удержался, решив почитать, что там такое его сосед насочинял, в чем при встрече и сознался честно Василию Макаровичу.

Эх, что тут началось! Шукшин страшно возмутился, обиделся и стал запирать с этого момента свои «шедевры» в чемодан. Но однажды, в минуту сближения, поинтересовался мнением Рыжова, который сказал, что в произведениях Василия Макаровича есть какая-то аморальность: уж слишком они не похожи были на море печатавшегося в это время в центральных изданиях. Шукшин еще больше разозлился:

— Нет у меня никакой аморальности! Правда все это! А правда не может быть аморальной.

И начал бегать по номеру, размахивая для убедительности руками. Рыжов позже подметил эту характерную черту в поведении Василия Макаровича именно в моменты каких-то несогласий, противостояний. Но с этого дня Шукшин зауважал мнение Ивана Рыжова, поняв, что актер тоже любит правду.

Когда Василий Макарович поставил свою дипломную работу «Из Лебяжьего сообщают», то пригласил Ивана Рыжова на просмотр, и актер вновь честно сказал ему, что хорошо, а что не получилось. Нужно отметить, что дебют этот Шукшина не всеми встречен был однозначно, скорее даже отрицательно, но сам Василий Макарович работой остался доволен, хотя отнесся к ней критически.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2018 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.