Главная / Публикации / Т.А. Пономарева. «Потаенная любовь Шукшина»

В ритме ошпаренной кошки

В недавнем разговоре, когда я заикнулась о публикации в «Московском комсомольце» от 21 апреля 2000 года, Лидия Николаевна сухо, вся сжавшись, словно напряженная пружина, произнесла:

— Не читала.

Видно, от предшествующих провокаций средств массовой информации у российской кинозвезды выработался особый иммунитет, спасительный в ее ситуации.

И тут возникает, как тень отца Гамлета, дочь от первого брака Лидии Николаевны, оставленная ею, судьба которой затерялась в катакомбах испытаний, выпавших на ее долю по воле отца и матери. Игра воображения потусторонних сил!

Дочь Настя, по фамилии Воронина-Франсишку, от первого брака Лидии Николаевны, попала в женскую колонию № 5 за провоз трех запаянных термосов с 700 граммами героина через четыре границы — Пакистана, Узбекистана, Украины и России. Задержана была в Брянской области. Вместо обещанных трех тысяч долларов получила три с половиной года общего режима.

В этой статье дано одностороннее мнение человека, преступившего к тому же российский закон!

Много чего там наворочено искривленным сознанием, вплоть до того, что и квартиру Шукшины пытались расширить за счет прописки дочери Лидии Федосеевой от первого брака. Увы, по тем временам у московских властей существовало благородное правило (о котором в условиях дикого рынка новые властители предпочли просто забыть) — давать помимо общего метража еще комнату дополнительную на кабинет или библиотеку для творческого человека, ученого и т. д. Потому что рабочий имеет цех, станок, актер — театр, сцену, госслужащий — здания Госдумы, правительства РФ или администрации Президента, а у писателя, кинодраматурга рабочее место — его квартира, где, кроме него, могут жить еще жена или муж, родители, дети, внуки и т. д. А в доме Шукшина было сразу двое творческих людей и двое детей. Мало того, Василий Макарович был уже международным лауреатом! И получил он квартиру от Союза писателей, а свою, кооперативную, отдал детскому дому, над которым шефствовала данная организация, хотя многие, даже большинство, в его положении ухитрялись перепродать кооперативную площадь, переоформить на родственников и т. д.

Здесь ситуация дана через раздражение оставленной дочери из-за мужчины, которого мать полюбила. Я ничего подобного не слышала ни разу со стороны Кати, которая была оставлена отцом из-за женщины, с которой тот решил соединить свою судьбу. Ведь и Катя из-за долларов могла пойти на преступление, подвернись удобный случай. Но она предпочла иную судьбу. И права Лидия Николаевна, некогда сказавшая:

— Я в это не вмешиваюсь. Почему? Слишком долгая история... Мне самой это ни хорошего, ни плохого не дает, только личные переживания... Единственное, что я могу сказать: я ее не воспитывала, она сама такую жизнь построила...

И если кому-то покажется такой ответ циничным, остановитесь на фразе: «Мне самой это ни хорошего, ни плохого не дает, только личные переживания...» Ведь обязанности по воспитанию дочери Насти взял на себя отец ребенка — Воронин. Это по линии Лидии Николаевны. Со стороны Василия Макаровича дочь Катю воспитывала мать — Виктория Анатольевна. И здесь как бы уравновесилось моральное общее поле Шукшиных.

Но во все времена за оставленного ребенка несет ответственность мать. Она всегда считалась хранительницей семейного очага и оберегом его. Давайте отстранимся от ситуации и посмотрим на нее со стороны, из будущего времени, и тогда откроется истина, что любая женщина испытывает боль и стыд перед самой собой, если она забыла о собственном ребенке. Лидия Николаевна никогда не забывала о нем. Пыталась даже судиться за дочь Настю. Впрочем, это действительно длинная история... Воронин сам забрал дочь, да, видно, главного дать не сумел.

Недавно я встретила в одной из школ Москвы женщину, с которой познакомилась в научно-исследовательском институте, где мою знакомую считали перспективным ученым. Но институт расформировали, специалистов выбросили за борт. Я-то думала, что она в школе поджидает ребенка, чтоб забрать его после уроков. Оказалось, поджидала окончания смены, чтоб начать мыть полы. Устроилась работать уборщицей, чтоб помогать семье, пока не найдется работы по специальности. И не постыдилась взяться за грязное дело, будучи кандидатом наук. Не стала возить через разного рода границы героин в собственную страну!

Как пишет журналистка Анастасия Кузина в газете «Московский комсомолец» от 21 апреля 2000 года в статье «Утром деньги — вечером дети»: «История семьи Шукшиных всегда была богата браками, разводами и разделами детей».

Да, род этот плодовит и памятлив, если у дочерей Василия Макаровича, Марии и Ольги, растут дочь и сын Макар и сын Василий. Не забыли дети и деда, и отца, увековечив в именах своих детей.

Но и во всем случившемся с Лидией и ее детьми я вижу назидательный божий промысел.

А возможно, и нечто другое решалось по воле Вершителя судеб: у него ведь весы свои. И что перетянуло на этом суде — добро, зло, измена, корысть, разочарование, любовь, предательство? С той или с другой стороны?

В любом случае, случившееся — ответ на какие-то вопросы жизни, в которой случаются свои чудеса, катастрофы, взлеты и падения. Не суди, да не судим будешь! Но прозрение не есть суд, а всего лишь участие в чьей-то судьбе и участливость.

Увы, кому-то до сих пор нужно, чтоб семья Василия Макаровича жила в ритме ошпаренной кошки.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2018 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.