Главная / Публикации / Т.А. Пономарева. «Потаенная любовь Шукшина»

Сундук Пожарского

Вспоминается мне один забавный и многозначительный эпизод. За давностью времени я подзабыла, когда конкретно это произошло. Но что факт имел место, тому есть много народных свидетелей.

За нашим домом, построенным кооперативом «Экран», по проезду Русанова, протекала небольшая речка, а слева, если встать лицом к зданию, был овраг и заболоченная местность, где по весне резвилось множество лягушек, веселым кваканьем оповещая округу, что не перевелась живность и в таком машинизированном мегаполисе, как Москва.

Поскольку на первом этаже дома располагался продуктовый магазин с отделом, торгующим алкоголем, а дом как бы замыкал проезд в тупике, по окончании рабочего дня сюда сходились и съезжались любители «зеленого змия», уютно устраиваясь в траве на берегу речки или оврага, к которому стаскивали и выбрасывали старье новые обитатели современного «киношного» дома. И много чего можно было обнаружить на этой свалке. Однажды появился здесь даже большой, обитый металлическими обводами сундук, доставшийся кому-то от бабушек или еще каких-то пращуров.

Вернувшийся из очередной киноэкспедиции Шукшин спустился с приятелем из дома в магазин, где продавались болгарские вина «Варна» и «Бисер», любимое им, и было всегда людно, и где он высматривал своих будущих героев.

В шортах, в пляжных шлепках и в безрукавке Василий Макарович сходил за обывателя местного значения. Прихватив «Варну», отправились к оврагу, где, выложив снедь на вышеупомянутый сундук, занялись чревоугодием. Вскоре к ним подошла новая группа с «огнетушителем» (громадная бутыль портвейна, или «бормотухи», — так называли тогда этот напиток), с любопытством рассматривая старинный сундук и тех, кто группировался вокруг, не зная, что один из них — знаменитость, которая с невозмутимостью актера заявила вдруг:

— Вот, продаем старинный сундук. Принадлежал, говорят, самому князю Пожарскому. Но неблагодарные потомки выбросили его на помойку.

Дело в том, что неподалеку от дома, где жил Василий Макарович, находилась древнерусская церковь. Бытовало предание, что в ней якобы скрывался некогда раненый Пожарский во время Смутного времени. Имя всенародно признанного героя подействовало магически:

— Почем?

— Тут есть одна закавыка. Со древних времен действует признанный закон — «веселие на Руси есть питие».

— Короче! Почем?

«Покупатели» были настроены решительно, «продавцы» не менее... юмористически.

В конце концов «покупатели» выставили батарею бутылок «Варны».

При этом постарались и те из завсегдатаев свибловского закоулка, кто уже узнал Шукшина и подыгрывал ему из любви, поклонения, а возможно, из любопытства.

Закончилось все тем, что Шукшин, предупрежденный кем-то из жильцов дома, что приближается «гроза» — Лидия Николаевна, быстро ретировался. «Свита» еще долго гужевалась вместе с «покупателями», трижды пропив и продав сундук, хором орали «сибирские песни», чтоб слышал в доме Василий Макарович, что он народом не забыт, и расползались, пугая округу, по домам глубокой ночью. А один, нагрузившись изрядно, ночевал, говорят, у этого самого оврага, свалившись в сундук. Другой же лишился под шумок не то ордена, не то медали. В такого рода случаях без потерь не бывает.

Но память в Свиблове осталась о «сундуке Пожарского», который продавал «сам Шукшин» и который хранится где-то у хороших людей, оценивших по достоинству оригинальную ситуацию, как память о князе Пожарском, спасшем Москву от ворогов, и о сибиряке Шукшине, который в русской столице проживал благодаря подвигу знаменитого пращура.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2018 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.