На правах рекламы:

• Только у нас авточехлы купить недорого и по выгодным ценам.

купить картридж совместимый для м1132

Главная / Новости и события / На сцене Алтайского театра драмы поставят спектакль «Калина красная»

На сцене Алтайского театра драмы поставят спектакль «Калина красная»

Наталья Катренко «Вечерний Барнаул».

На сцене Алтайского театра драмы поставят спектакль «Калина красная»

Задолго до премьеры эту постановку уже окрестили одной из самых громких и интригующих в предстоящем сезоне.

По крайней мере, режиссер спектакля — художественный руководитель Санкт-Петербургского государственного театра «Рок-опера» (в прошлом — ВИА «Поющие гитары»), заслуженный деятель искусств Российской Федерации Владимир Подгородинский — предупреждает, что сравнивать постановку с кинематографическим воплощением киноповести Василия Макаровича не стоит. Это самостоятельное произведение по мотивам известного произведения классика. Накануне премьеры Владимир Иванович беседовал с корреспондентом «Вечерки» о своих впечатлениях от работы с труппой Алтайского драмтеатра и о том, каково это — переносить на язык музыки произведения драматургов.

«Это не перепев!»

— Владимир Иванович, едва вы приступили к репетициям «Калины красной», как среди барнаульских театралов поползли противоречивые слухи о предстоящей премьере нового сезона. Главной темой обсуждения стала жанровая характеристика будущего спектакля — музыкальная драма. Многие углядели в этом отсылку к мюзиклам — по сути, легкому театральному жанру — и недоумевали, как это можно на сцене Драмтеатра поставить чисто музыкальное произведение...

— Во-первых, я отнюдь не считаю мюзиклы легким жанром. У этого термина иное определение. В переводе «мюзикл» — это музыкально-сценическое произведение, в котором тесно переплетаются диалоги, песни, музыка, немалую роль в таких постановках играет и хореография. Ну разве можно упрекнуть в легкости такие великие бродвейские мюзиклы, как «Вестсайдская история» или «Скрипач на крыше». Во-вторых, «Калина красная» — это не мюзикл, а музыкальная драма. Причем для меня это первый опыт работы с актерами не музыкального театра, а драматического. Поверьте, я долго размышлял о целесообразности этого жанрового наложения — ведь я все-таки музыкальный режиссер, до сих пор не работавший с драматическими труппами. И я понял — от такого сотрудничества обогащаются все: актеры, постигающие новые горизонты сценического выражения, а также я, впервые так близко столкнувшийся с существованием на сцене по законам драмы.

— А почему вы выбрали именно это произведение Шукшина? И насколько важными были для вас вокальные данные актеров, с которыми предстояло работать?

— На самом деле, я стоял перед внутренним выбором. Всерьез меня интересовали два произведения Шукшина: роман о Степане Разине «Я пришел дать вам волю» и киноповесть «Калина красная». Но историю о Разине, пусть и не в шукшинском прочтении (по роману «Степан Разин» Василия Каменского — поэта-футуриста, друга Маяковского), я уже ставил — в одном из питерских театров в жанре рок-оперы. Поэтому я все же решил обратиться к «Калине красной», заранее понимая, что передо мной стоит непростая задача сценического воплощения известного и всеми любимого (в основном по фильму) произведения. Одним перепевом шукшинской киноповести тут не обойтись. Идея создания спектакля вынашивалась более года сначала в сердце, затем на бумаге, а потом и в музыке. Особенно меня привлек особый и, как мне кажется, до Шукшина так никем и не выписанный образ Егора Прокудина. В нем слились воедино светлое и темное начала, которые то борются между собой, то тесно переплетаются, что одно от другого не отличишь. Поэтому перед драматургом, автором либретто Вячеславом Вербиным стояла непростая задача — учесть не только огромный психологический диапазон этого персонажа, но и обостренность его существования.

Что касается актеров, то я сразу поставил условие: те из них, кто исполняет ведущие роли, вроде Егора или Любы, должны быть поющими. К счастью, в театре есть поющие актеры. Взять, к примеру, Юрия Рябцева, исполняющего главную роль, человека с музыкальным образованием. Он оказался живым, ищущим артистом. В Юрии Рябцеве изначально заложена природа сибирская, особый настрой. Вообще, с актерами театра еще накануне моего приезда плотно работал музыкальный руководитель Театра Сергея Арцибашева («Театр на Покровке». — Прим. авт.) Евгений Вакс, ставил голоса актерам.

Выношенный ребенок

— Как вы думаете, поклонники мюзиклов отличаются от зрителей драматических постановок? Разве для восприятия музыкального спектакля не требуется особая подготовка?

— Уверен, что нет. Согласитесь, любая постановка — своего рода эксперимент. Другое дело: какой он — удачный или не удачный. Если ты делаешь свое дело искренне, то, скорее всего, можно будет сказать, что эксперимент удался. Если с претензией на новаторство и оглядкой на фестивальность, то, думаю, простой зритель, почувствовав фальшь, это вряд ли поддержит и оценит. Лично мне всегда было важно, чтобы спектакль вызвал у зрителей эмоцию, стал поводом для раздумий. И, кстати, «Калина красная» — благодатный материал в этом плане.

— Все ли в работе было гладко, все ли складывалось?

— Что вы! Работа над спектаклем шла очень непросто. Причем еще на стадии написания либретто и создания музыкальной канвы. Я точно знал одно: музыка к спектаклю должна быть написана в стиле фьюжн, то есть соединять в себе все: от джазовых элементов до хард-рока. В спектакле есть места, где мы постарались подчеркнуть всю напевность земли Русской, ее кадрильность. Но есть здесь и в чистом виде шансон (даже блатняк), есть и тяжелые роковые вещи — особенно ближе к финалу, когда Егор исполняет песню «Блудный сын». (Кстати, в первоначальной версии именно так должен был называться спектакль. — Прим. ред.) Само собой, звучит и русский рок, используются элементы джаз- рока... Поймите, именно музыка позволила мне максимально раскрыть образ героя с его противоречиями и метаниями. Понятно, в моменты создания спектакля было много размышлений с композитором (Марком Самойловым), художником (Степаном Зограбяном). Но в итоге мы пришли к чему-то одному и можем сказать, что спектакль вынашивался непросто, — в итоге, уверен, этот ребенок все же родится доношенным.

— В одном из своих интервью вы сказали, что мечтаете поставить «Преступление и наказание» Достоевского. Разве можно переложить это произведение на музыку?

— Можно. Более того — оно уже переложено. С этим материалом я работал много лет. И когда мы спели «Преступление и наказание» дома у композитора Эдуарда Артемьева и все это записали, то казалось, что позади — важнейший этап. Кстати, вполне возможно: если б не Достоевский, то я не решился бы приступить к «Калине красной». А когда приступил, то понял — все едино, Шукшин воспевает в своих произведениях те же смыслы, те же идеи...

— А как вы относитесь к тому, что на Алтае так культивируют Шукшина, Шукшинские чтения, Шукшинский кинофестиваль, паломничество на гору Пикет...

— Думаю, то, что его помнят и чтят, — очень хорошо. Но когда его имя используется вместо флага — становится обидно за Василия Макаровича. Даже здесь, в Барнауле, один из корреспондентов решил зачем-то донести до читателей отрывки будущего либретто, которые, кстати, так и не вошли в спектакль. Причем семантика статьи была такой: мол, читайте, что сделали с «нашим Шукшиным», что собираются нам показывать! Такое поведение мне показалось неправильным, недостойным. Не должен Шукшин становиться неким поводом для выяснения отношения с театром — как бы вы к нему ни относились. Я хорошо осведомлен о событиях, которые происходят внутри театра, а потому не стал реагировать на эти выпады. Я вижу, как руководство пытается поднять театр, и уже хорошо, что есть такие попытки.

— Владимир Иванович, барнаульской публике вы хорошо известны по спектаклю «Первая любовь Дон Жуана», который с успехом идет на сцене Театра музыкальной комедии. Какой постановкой хотели бы удивить нас в будущем?

— Чем-нибудь «за Одессу» (смеется). Я ведь родом из Одессы, где окончил музыкальное училище как пианист и консерваторию как дирижер. Там же мною был организован Молодежный музыкальный театр, с которым гастролировали даже в Москве. Если серьезно, то я вынашиваю один потрясающий материал, который, кстати, создается совместно с одним интересным одесским джазовым композитором, моим другом, — постановку «Граф Воронцов». В ней речь идет о взаимоотношениях графа, его жены Елизаветы Ксавериевны и Пушкина. И, надо сказать, в вашем театре есть актеры, которые блестяще смогли бы сыграть главных героев. Вообще, я восхищен вашей труппой. Ее актеры страстно желают работать и на лету понимают все, что от них требуется. С такой труппой театр скучным быть не должен. Хочется пожелать этим ребятам удачи и хороших, интересных режиссеров в дальнейшем. Приходите на премьеру!

Кстати, премьера музыкальной драмы «Калина красная» состоится 7 октября в 18.30, 8 и 9 октября — в 17.30.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2017 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.